Обычная версия сайта
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A
Цветовая схема:
  • A
  • A
  • A

Интервью с Кириллом Мельниковым

Ve9G49-dDvk.jpgИнтервью с Кириллом Мельниковым, директором коммуникационного агентства "Ключ" 

— Когда вы поняли, что хотите заниматься журналистикой? Что повлияло на ваше решение?
К.М.: Во мне довольно рано проявились качества, которые необходимы журналисту: любознательность, активность, наблюдательность. Во многом на мой выбор будущей профессии повлияла бабушка, которая сама всю жизнь проработала в журналистике. Она, наверное, и разглядела во мне какие-то задатки. На мой взгляд, правильно выбирать в современном мире не конкретную профессию, а направление. Когда идёшь на журфак, юрфак, истфак –выбираешь направление, образ жизни, среду. Когда ты идёшь учиться на менеджера, ты выбираешь неизвестно что. В школе любил читать, хотя и не любил писать. Всегда интересовался политикой. Но в то же время хотелось стать не теоретиком, а практиком, заниматься чем-то живым и настоящим. Поэтому выбор был небольшой. И надо понимать, что десять лет назад медийный рынок был очень активным, там происходили какие-то трансформации. Тогда было огромное поле для работы, не то что сейчас.

— В 2012 году вы окончили факультет журналистики МГУ. Как вы поступали и почему на журфак МГУ?
К.М.: Поступление в университет – первый серьезный экзамен. Это совсем не школа, здесь ты понимаешь всю ответственность. Усердно и много готовился. Полгода все абитуриенты фактически живут только вступительными экзаменами, для тебя больше ничего в мире нет. Почему именно на журфак МГУ? Потому что если решил поступать на факультет журналистики, то при всём уважении, выбора у тебя нет.

— Что дал вам журфак?
К.М.: Еще несколько лет назад звучали рассуждения каких-то ответственных работников СМИ о том, что они никогда не возьмут на работу выпускника журфака и т.д. Так говорили ограниченные люди, непрофессионалы. Журфак – это прекрасное классическое гуманитарное образование. Просто не надо думать, что факультет журналистики делает из тебя журналиста. Он делает из тебя образованного человека. Журналистом тебя делает твоя работа в медиа. До сих пор жалею, что к чему-то отнесся халатно, что-то не дослушал, не доучил. Тому, кто хотел учиться, журфак по крайней мере на тот момент давал всё необходимое.

— Расскажите о вашей профессиональной деятельности в целом.  К.М.: Половину своей профессиональной деятельности я провел в газете «Коммерсант», где занимался темой ТЭКа. Проработав пять лет понял, что хочу развиваться дальше и пробовать что-то новое. Тогда я не увидел перспектив для себя в СМИ. Поэтому решил создать коммуникационное агентство – «Ключ». Меня в цело всегда интересовал бизнес, поэтому я решил увидеть этот мир изнутри, из самой понятной мне отрасли – коммуникаций. За два года «Ключ» реализовал множество проектов. Перед агентством стоят самые разные задачи, и как профессионал ты постоянно развиваешься.

— С какими проблемами вы столкнулись, впервые придя в редакцию?
  К.М.: Ни с какими. Первой моей редакцией была редакция муниципальной газеты. Там проблем не было, там просто довольно быстро стало скучно. Я понял, что хочу оказаться на более высоком уровне – федеральном. Позвонил начальнику отдела происшествий газеты «Время новостей» Саше Баринову и предложил взять меня стажером, который в том числе будет готов ходить за пивом для своих коллег. Коллектив это оценил. Умение писать заметки, искать информацию, приходит с опытом. Это как раз к тому, что работать вас научат не в аудитории, а в редакции.

— Что, по вашему мнению, ценит главный редактор в сотрудниках?  К.М.: Странный вопрос. Поначалу вряд ли главный редактор знает о вашем существовании. Но вообще нормальный начальник ценит инициативность и стремление работать. Если ценит что-то другое – вам не нужна такая работа.

— В 2013 году вы стали журналистом года по версии GQ. Насколько это событие повлияло на вашу карьеру?
К.М.: Я не могу сказать, что на что влияет. Это просто было круто. Профессиональные премии прежде всего влияют на отношения коллег. Но тем же ньсюмейкерам было, думаю, абсолютно все равно.