Обычная версия сайта
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A
Цветовая схема:
  • A
  • A
  • A

Интервью с Андреем Конновым

FK8cZ_9Krms.jpgИнтервью с Андреем Конновым, генеральным директором Konnov Media.

- Когда вы поняли, что хотите заниматься журналистикой?
А.К.: Сложно сказать. Было несколько этапов. Впервые мне захотелось заниматься журналистикой в школе, наверное, в 8-9 классе. Несколько книг произвели на меня неизгладимое впечатление, там рассказывалось про очень успешных журналистов, притом именно российских. Я начал читать их материалы: понравилось все – от тем освещения до языка, которым они были написаны. Захотелось самому писать. Потом, когда начал подрабатывать в газете, наступило первое разочарование. Ты понимаешь, что тут тебя никто просто так хвалить не будет, и тот язык, и те темы, которые тебе казались мега интересными в твоем ЖЖ, не нужны ни редактору, ни читателям. Запал уже несколько стихает, когда твои тексты разносят в отделе. Ну а как их не разносить, когда ты только пришел на работу, да и то на полставки и с огромным багажом необоснованных амбиций. В какие-то моменты я вообще думал, что не буду заниматься ни журналистикой, ни PR. Такой этап наступил у меня в 11 классе. Я даже день помню, он, наверное, стал знаковым тогда. Мы ехали с моим другом с подготовительных курсов в метро. Правда, он поступал на Государственное управление и уже видел себя влиятельным чиновником, а я на журфак. При этом, сами понимаете – последний год перед поступлением: конспекты, бессонные ночи, подготовка к экзаменам, да еще и материалы писать надо успевать в газету. И вот друг у меня спрашивает: «Зачем тебе журналистика, кем ты будешь, что ты заработаешь, какое влияние ты получишь в обществе, какие глобальные вопросы ты будешь решать? Ты сможешь лишь описывать чьи-то успехи, но своего ничего не создашь». Только я хотел ему ответить, уже рот открыл – смотрю, сидит женщина и читает свежий выпуск газеты с моей статьей, и муж ее рядом тоже читает. Я просто улыбнулся, подошел вместе с другом к ним и спросил, интересная ли статья. Получил утвердительный ответ. Сказал, что мне очень важно было получить «обратную связь», так как я автор этого материала. Тут развязалась дискуссия, мы долго обсуждали проблемы, изложенные в статье и то, как собиралась фактура, а друг просто слушал, пока мы не приехали на нашу станцию. Вот после этого случая снова зажегся и снова захотелось писать.

- Что дал вам журфак?
А.К.: Этот вопрос мне часто задают молодые специалисты или стажеры. Как правило, большинство хочет услышать в ответ что-то вроде: «Да ничего ваше высшее образование не дает, надо больше руками работать».
Может, я не перечислю много пунктов, но все они будут крайне важными для дальнейшего профессионального развития, и, простите за избитую фразу, «личностного роста». Во-первых, журфак научил «учиться» усердно, днем и ночью, сидеть зубрить материалы, готовиться не ради того, чтобы сдать, а ради того, чтобы из принципа выучить все билеты и идти уверенным. Во-вторых, научил ценить время и грамотно распоряжаться им. То есть учиться в институте, работать на полную ставку на работе и при этом еще планировать, как отпроситься, например, на те же сборы военной кафедры, чтобы тебя не уволили потом с работы. В-третьих, ответственность и дисциплина. Но этому, надо сказать, учил не только журфак, но и военная кафедра. Там есть легендарная фигура –Валерий Валерьевич Орлов. Вот он не просто учил, он давал знания, рассказывал так, что ты слушаешь взахлеб и ловишь каждое слово. При этом он всегда с пониманием относился, если у студентов возникали жизненные проблемы или трудности. Я старался платить тем же – сколько бы ты ни готовился к экзамену и сколько бы часов тебе ни выпало спать ночью, утром на построение всегда приходил в глаженной рубашке, выбритый и с аккуратной стрижкой, естественно, «в материале». В-четвертых, понятия о фундаментальных принципах журналистики, ее этике, объективности. Это как раз то, что помогает сегодня отличать журналистику от пропаганды и вовремя ставить на место тех, кто разбрасывается ложными обвинениями в адрес людей, которых не знает. Или тех, кто громко называет себя «гражданским журналистом» и при этом регулярно занимает однобокую позицию в ту или иную сторону, не давая слово людям, придерживающимся иной точки зрения. В-пятых, журфак расширил кругозор – дал знания из разных областей: журналистика, PR, маркетинг, реклама, кино, литература. Помимо того, что с ними ты всегда можешь поддержать разговор, ты всегда можешь с помощью ряда вопросов прощупать, насколько глубоки знания твоего оппонента в том или ином вопросе.

- Каким было ваше первое место работы в сфере журналистики?
А.К.: Газета «Московский комсомолец», отдел молодежных проблем. Впрочем, приходилось писать и в некоторые другие отделы, когда выпадала возможность.

- С какими проблемами вы столкнулись, впервые придя в редакцию?
А.К.: Про ощущение гениальности и юношеский максимализм я уже упомянул. Недостаток опыта опять-таки: редактор последние волосы выдергивал несколько раз от моих текстов. Мало опыта было и в общении с людьми. Ты учился в школе или в институте и понимал: есть преподаватели, есть родители, есть друзья. А тут ты вышел на работу, и круг твоего общения резко расширился. Ты опять стал «новеньким»: кто-то смотрел на тебя с выражением – «так, а ты откуда, юное дарование?», кто-то думал, через сколько ты вылетишь, кто-то сюсюкался с тобой, кто-то бегал по всей редакции, кричал, и ты старался держаться от него подальше. Просто я погрузился в новый мир, полный как серьезных и жестких людей, так и веселых креативных раздолбаев. Последние чем-то походили на троечника в школе: статьи сдает не вовремя, интервью просыпает, забывает о встречах, но потом выдает такой материал, что вся редакция его чуть ли не на руках готова носить.

- Что, по вашему мнению, особенно ценит главный редактор в сотрудниках?
А.К.: Обучаемость: учиться надо быстро, не стесняться задавать вопросы, перечитать каждую статью своих коллег, чтобы понять формат издания или отдела. Ведь что ни говори, а любое СМИ живет по своим канонам. Чтобы их поменять или обновить, надо сначала в них встроиться, понять, а нуждаются ли они в пересмотре, если да, то предложить новый вариант.

- Расскажите о своём профессиональном пути в целом.
А.К.: Издательский дом «Московский комсомолец» - с него все началось. Тут я научился писать материалы на разные темы и делать их вкусными, придумывать заголовки. SPN
Ogilvy – первое коммуникационное агентство, в котором мне довелось стажироваться. Это было что-то новое, необычное: сотрудники все радостные, но сумасшедшие, бегают с журналами, проводят конференции, уламывают иностранных заказчиков, кричат, но потом снова улыбаются. В общем, тут я впервые понял, что хочу свое коммуникационное агентство. «Никколо М» - тут я впервые сам вел проект. От и до. Тут, наверное, пришел первые опыт общения с заказчиком и управления людьми. Далее была Служба общественных связей «МК» с ее дружным коллективом, невероятными приключениями на спецпроектах, и, конечно же, неутомимый руководитель Ольга Жарова. У нее я научился дипломатическим способностям, ведь она играючи договаривалась с партнерами, коллегами из других отделов и до конца отстаивала интересы всего холдинга. Вместе с тем у нее было еще одно важное качество, которое я перенял. Она отстаивала интересы своих сотрудников перед самыми разными людьми – коллегами, ее начальством, партнерами. Она за нас выслушивала, защищала каждого, бросалась грудью на амбразуру, что называется. А потом, после того, как она поговорит с тем же руководством, Оля уже в кабинете устраивала разносы провинившимся сотрудникам, но перед всеми вокруг она настаивала, что СОС "МК" – это профессионалы. И вот этот принцип – «Своих не сдавать» - очень важен для руководителя и предпринимателя. Люди тогда будут работать максимально эффективно, когда увидят, что в случае опасности весь отдел в лице руководителя или компания вступится за них.

- Какие у вас планы относительно дальнейшего профессионального развития?
А.К.: В этом году заложить филиальную сеть агентства, открыв «Konnov Media» в Азии, закончить формирование еще двух отделов внутри компании, довести до конца крупный проект наших друзей, охватывающий Россию, Белоруссию и ряд других стран СНГ – Дорога Мужества. В среднесрочной перспективе хотелось бы получить лучника за один из проектов. Если говорить глобально, то цель – развить компанию как агентство, в котором в первую очередь ценится интеллект, профессионализм и амбициозность. Мне бы хотелось, чтобы в конечном счете наше агентство стало русским McKinsey. Ведь коммуникации – это нечто большее чем PR или реклама.