Обычная версия сайта
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A
Цветовая схема:
  • A
  • A
  • A

Статья "М.В. Ломоносов и основание Московского Университета"

«Московские Ведомости» № 12 от 12 января 1905 г.


М.В. Ломоносов и основание Московского Университета 1755-12 января 1905

Полтораста лет минуло с тех пор, как просвещенный русский государственный деятель, при помощи человека, про которого Пушкин сказал, что он «сам был первым русским университетом», положил в первопрестольной Москве основание первому рассаднику высшего образования в России….

Юный царедворец (Иван Иванович Шувалов, родился в 1727 году), несмотря на выпавший на его долю «случай», оставался человеком простым и доступным, каковым его сделало воспитание, данное ему его матерью Татианой, в весьма скромных материальных условиях. Вероятно, влиянию матери обязан был Иван Иванович и любовью своею к просвещению. Сохранились его письма, в которых он мечтает об устройстве в России гимназий и народных училищ. Весьма скоро сблизился с Ломоносовым, который был вдохновенным борцом за распространение просвещения в России. Весьма вероятно, что первую мысль об основании Университета в Москве подал Ивану Ивановичу именно Ломоносов. По крайней мере, в одной позднейшей записке своей Михаил Васильевич говорит о себе, что он «первый причину подал к основанию помянутого корпуса» (то есть университета)…. Начались бесконечные обсуждения и прения.

И.И. Шувалов, немало читавший и обладавший большим здравым смыслом, во многом не соглашался с Ломоносовым. Последнему хотелось перенести целиком в Россию иностранные образцы, с которыми он сжился и которые полюбил на месте. Шувалов же рассуждал с точки зрения простого русского человека, которому иностранные образцы были чужды и во многом казались неприменимыми к русской жизни. Сохранилось, например, любопытное указание на то, что Ломоносов хотел во что бы то ни стало «вполне удержать образец Лейденского университета с его вольностями». Какие «вольности» имел при этом ввиду Ломоносов? Полагаю, что главным образом полную свободу преподавания… Весьма возможно, что Ломоносов имел в виду, кроме этого, свободу обучения, то есть, что студент мог легко менять предметы и профессоров и держал в течение прохождения курса очень мало экзаменов… Шувалов отнесся к этим «вольностям» отрицательно, назвав их «несовместными вольностями» и признав их мало пригодными для России. На этой почве происходили очень продолжительные и горячие споры, потому что, как рассказывал Шувалов И.Ф. Тимковскому много лет спустя, «Ломоносов тогда много упорствовал в своих мнениях».

Не мало споров возбудил также вопрос о том, где, в каком месте Москвы быть зданию Университета. Явилось предположение расположить его в самом конце города, близ Земляного вала, у Красных ворот…, ему противополагалось другое, что Красные ворота слишком далеки от наиболее заселенной части города, и что Университет непременно должен быть по возможности ближе к самому ядру города. Это последнее мнение восторжествовало. Было приобретено место в самом центре города, у Воскресенских ворот, где теперь воздвигнуто здание Городской Думы. Здесь долгое время и помещался Университет.

Затем дебатировался вопрос, устроить ли гимназию при самом Университете или отдельно от него. Ломоносов был безусловным сторонником первого…Доводы свои он выражал образно, говоря, что «без гимназии Университет, как пашня без семян».

Он (Шувалов) набросал черновик препроводительной бумаги, доношения в Сенат и, разумеется, все-таки тотчас же послал свой набросок Ломоносову… Письмо Ломоносова к Шувалову по поводу основания Московского Университета (без числа) было писано летом 1754 года. Вот оно.

«Полученным от вашего превосходительства черновым доношением Правительствующему сенату к великой моей радости я уверился, что объявленное мне словесно предприятие подлинно в действо произвести намерились к приращению наук, следовательно к истинной пользе и славе отечества. При сем случае довольно я ведаю, сколь много природное ваше несравненное дарование служить может и многих книг чтение способствовать. Однако и тех совет вашему превосходительству не бесполезен будет, которые сверх того университеты не токмо видали, но и в них несколько лет обучались, так что их учреждения, узаконения, обряды и обыкновения в уме их ясно и живо, как на картине, представляются. Того ради, ежели Московский Университет по примеру иностранных учредить намеряетесь, что весьма справедливо, то желал бы я видеть план, вами сочиненный. Но ежели ради краткости времени или ради других каких причин того не удостоюсь, то уповая на отеческую вашего прев-ва ко мне милость и великодушие, принимаю смелость предложить мое мнение о учреждении Московского Университета кратко вообще.

  1. …Того ради не смотря на то, что у нас ныне нет довольства людей ученых, положить в плане профессоров и жалованных студентов довольное число. Сначала можно приняться теми, сколько найдутся. Со временем комплект наберется. Остальную часть порожних мест сумму полезнее употребить на собрание университетской библиотеки, нежели сделать ныне скудный низкий план по скудости ученых, после, как размножатся, оный снова переделывать и просить о прибавке суммы.

  2. Профессоров в полном университете меньше двенадцати быть не может в трех факультетах. В юридическом три: 1. Профессор всей юриспруденции вообще, который учить должен натуральные и народные права, также и узаконения римской древней и новой империи. 2. Профессор юриспруденции российской, который, кроме вышеписанных должен знать и преподавать внутренние государственные права. 3. Профессор политики, который должен показывать взаимные поведения, союзы и поступки государств и государей между собой, как были в прошедшие века и как состоят в нынешнее время.

В медицинском три же: 1.Доктор и профессор химии. 2.Доктор и профессор натуральной истории.3.Доктор и профессор анатомии.

В философском шесть: 1.Профессор философии.2. физики.3.оратории.4.поэзии.5.истории.6.древностей и критики.

При университете необходимо должна быть гимназия, без которой университет, как пашня без семян. О ее учреждении хотел бы я кратко здесь вообще предложить, но времени краткость возбраняет».

В этих предположениях, то есть на самом письме, Шувалов сделал лишь три небольшие поправки, соединив философию с физикой и ораторию с поэзией. К последней кафедре древностей и критики он, кроме того, приписал «и геральдику».

Ответ Шувалова не сохранился, но нельзя сомневаться в том, что Ломоносовым был представлен обещанный план, который и составил проект университетского устава. Даже все предположения из приведенного письма вошли в этот проект устава, который при дополнении от 19 июля 1754 года был представлен И.И. Шуваловым в Правительствующий Сенат.

Императрица Елизавета Петровна утвердила устав Московского Университета 12 января 1755 года, в Татьянин день. Была ли это случайность или нет? …Не является ли таким образом «Татьянин день» данью сыновней благодарности любимой матери?…

Вскоре Ломоносов был огорчен вмешательством в дела создавшегося Московского Университета нового лица. Первым куратором Университета был И.И. Шувалов, но в непродолжительном времени таковым был назначен бывший учредитель и первый президент Академии Наук Лаврентий Блументростi, вероятно, в память его прежней деятельности. В феврале 1755 года он был вызван в Петербург для совещания по вопросам, касавшимся дальнейшего устройства Университета, и тут произошли у него недоразумения с Ломоносовым, который не любил его и приравнивал его к ненавистному советнику академической канцелярии Шумахеру. ...Неприятности эти длились, однако, к счастью для Ломоносова, недолго, так как Блументрост скончался в Петербурге уже 27марта 1755года. После этого влияние Ломоносова установилось в прежней мере и сохранились данные о его участии в приглашении профессоров, о печатании его сочинений на счет Московского Университета и в университетской типографии, о заботах его о Московских студентах, приезжавших в Петербург, и так далее.

Из приведенных документов видно, какую выдающуюся роль играл М.В. Ломоносов при основании Московского Университета… Великий русский грамматик вверил Москве и ее Университету свою теорию литературного языка. Ломоносов говорил: «Словесные науки в России не дадут никогда прийти в упадок российскому слову. Как не быть ныне Вергилиям и Горациям? Великая Москва, ободренная пением нового Парнаса, веселится своим сим украшением и показывает оное всем городам российским, как вечный залог усердия к отечеству своего основателя, на которого бодрое попечение и усердное представительство твердую надежду полагают российские музы о высочайшем покровительстве»…

Благоговейно вспоминая дело Ломоносова, мы призываем на помощь свободному и широкому развитию русской литературы и русских университетов и те великие народные силы, которыми создан Ломоносов….

А.В. Половцов


i Блументрост Лаврентий Лаврентиевич (1692-1755) – лейб-медик Петра I, первый президент СПб Академии наук, куратор Императорского Московского университета.